“Хочется спросить всех этих аксеновых, константиновых и прочих: помогли вам ваши русские?: Что ждет Крым после выборов Путина” – блогер

0
200

Поганий мир кращий за добру сварку, ось тільки розуміють це зазвичай із запізненням. Абхазія і Південна Осетія це зрозуміли досить скоро, Придністров’я – теж, але не відразу.

“Российская социология – самая странная социология в мире. Пока коллеги из других стран изо всех сил искажают реальность, в Москве и окрестностях создают ее альтернативную версию. Там люди, рады сжигать иностранные деликатесы и давить их бульдозерами, если на то будет воля Путина, и в большинстве своем довольны оккупацией Крыма. На самом деле, естественно, все выглядит несколько иначе. Но в истории, как известно, остаются преимущественно сухие цифры.” Про це пише Віталій Могилевський на сайті Без Табу, передають Патріоти України, продовжуючи:

На днях, к примеру, ВЦИОМ опубликовал результаты забавного исследования, согласно которому – девять из десяти жителей оккупированного Россией украинского полуострова (в том числе и перебравшиеся туда после оккупации) исключительно довольны своей новой жизнью. Для чистоты эксперимента не хватает лишь поднять статистические выкладки пятилетней давности, когда Крым был еще под контролем Украины – тогда бы эффект воздействия на пролетариат был впечатляющим. Но правда в том, что ложь даже в красивом обрамлении остается ложью.

Просто представьте себя на месте рядового крымчанина образца 2013 года. У вас есть домик на три комнаты, старенький, не совсем уютный, но в пяти минутах от моря. Летом прибыль от сдачи комнат туристам течет рекой, отоварить заработанное можно по соседству. Почти никаких ограничений личной свободы, попытки властей соблюдать права местных жителей – в пределах статистической погрешности. Негатив? Детей в школе заставляют учить ненавистный украинский язык, да на побережье иногда штормит существенно. Не Акапулько или Дубровник, но жить можно.

А теперь посмотрите, что меняется с приходом вежливых оккупантов в камуфляже. Украинский язык учить уже не нужно. Но это единственная хорошая новость. Да и то еще как сказать, ведь многие на всякий случай сохранили украинские паспорта (#безвиз же). Соцвыплаты подняли (но не всем), зато туристы испарились как класс – чиновники сколько угодно могут лгать, а вот видеонаблюдение на пляжах и набережных не лжет. За колбасой теперь приходится ездить не на трамвае в супермаркет, а на материк на полулегальной основе. Да еще и втридорога, согнувшись в три погибели в какой-то гробовозке, поскольку регулярное пассажирское сообщение с Украиной, естественно, прервано.

Внимание, вопрос: насколько все плохо у вас с психикой и восприятием действительности, если вы считаете, что до февраля 2014 года вам жилось хуже, чем сейчас?

Разумеется, никакие 90% в настоящем опросе не могли бы получиться, даже если проводить его исключительно среди пары сотен оголтелых сторонников политики Путина. Ведь даже местным пародиям на политиков после смены барина счастья толком не привалило. Дорисовки и дописки имеют вполне конкретную цель: нужно показать мировой общественности, что жить в Крыму стало хорошо, а хорошо жить стало еще лучше. Но зачем? Ответ придет на ум мгновенно, если взглянуть в календарь.

18 марта 2014 года на полуострове состоялся псевдореферендум, согласно «результатам» которого подавляющее большинство крымчан якобы изъявило желание выйти из состава Украины и стать субъектом Российской Федерации. 18 марта 2018 года здесь состоятся седьмые по счету выборы президента России. Даже если это всего лишь совпадение, то выглядит оно невероятно символично и болезненно для украинской стороны. Но почему-то кажется, что так и было задумано, ведь заседающее в Кремле сплошное КГБ, которое бывшим не бывает, любит подгадывать подобные моменты под памятные даты.

Наши, конечно, предсказуемо возмущаются. Одни, как Порошенко, требуют не признавать результаты выборов на полуострове. Другие и вовсе требуют признать нелегитимными «перевыборы Путина» в целом. Но это, увы, как слону дробинка. К тому же в Крыму не наберется и одного процента от всероссийского электората. На избирательные участки придут не все, а если вдруг случится аномальный демарш (как повальное голосование за Добкина-старшего в Харьковской области четыре года назад), то на общую картину он не повлияет. Подумаешь, лишние пару сотен тысяч голосов за кого-то из представителей массовки.

Вот только самим крымчанам (точнее, той их части, которая обеими руками за Россию) радоваться нечему. Как бы не случилось так, что день четвертой по счету инаугурации злобного карлика с Васильевского острова не стал для Крымского полуострова последним днем той жизни, которая по версии ВЦИОМ считается «лучшей».

Даже в более тучные годы содержание захваченных территорий с каждым месяцем не возрастало, а убывало. А что будет сейчас, когда российская казна из стереотипного мешка Деда Мороза превратилась чуть ли не в барсетку, лучше не представлять. Так и за колбасой ездить не придется, поскольку купить ее будет не на что. Равно как и оплатить недешевый проезд на материк.

Так и хочется спросить всех этих Аксеновых, Константиновых и прочих Цековых: ну что, неуважаемые, помогли вам ваши русские? Вот именно, что нет. Худой мир лучше доброй ссоры, вот только понимают это обычно с опозданием. Абхазия и Южная Осетия это поняли довольно скоро, Приднестровье – тоже, но не сразу, ведь Молдова все же под боком. А вам только предстоит рухнуть в яму, выкопанную явно не для себя.

Что ж, удачи.